sf2 ZalogujZaloguj

Когда я пишу эти строки, количество людей, совершивших космическое путешествие с момента зарождения нашей планеты, не превысило 600 человек. Не так и много. Если многоразовая ракета со звездным именем Starship оправдает возложенные на нее надежды (а пока кажется, что это произойдет), то в любой момент атмосферу Земли смогут покидать несколько сотен человек в месяц. Это означает, что нас ждет коммуникационная революция в космосе. Со всеми вытекающими геополитическими последствиями.

Прототип ракеты-носителя, способный произвести революцию в космической коммуникации (Фото: Pauline Acalin dla The Verge)

Технологически революционная португальская каравелла и навигационная школа, основанная принцем Генрихом Мореплавателем в Сагреше, расположенном в наиболее выдвинутом на юго-запад уголке Португалии, сделали возможной великую революцию в мировом океане, которая длится уже более 500 лет и продолжается до наших дней. Теперь новые прототипы ракеты Starship и площадка в Бока-Чика на юго-востоке Техаса на берегу Мексиканского залива, на которой они построены и испытываются, знаменуют грядущую новую революцию. Стоит запомнить исключительно звучное название этой техасской местности.

До сих пор мы едва только замочили пальцы ног в космическом океане. Мы похожи на любознательного человека, который смотрит на бескрайние просторы океана, стоит на берегу Терры-Земли, и с его навыками может нырнуть только в прибрежные воды. Ему нужно всегда видеть берег и чувствовать землю под ногами. Купание в открытом океане все еще остается великой загадкой и большим испытанием.

Все люди, побывавшие до сих пор в космосе, заходили в воду только по пояс. Ну, может, те, кто был на Луне, начали плавать любительски по-лягушачьи, но вблизи берега и имея землю в качестве опоры.

 

За исключением одиночных зондов к планетам Солнечной системы (и довольно спорадически за ее пределы), все, что произошло до сих пор в космическом пространстве, и что имеет значение для нашей безопасности, промышленности, научных исследований, военных возможностей, коммуникаций и т.д., происходило на орбитах Терры. Это похоже на плавание в прибрежных водах мирового океана, получение от этого выгоды, но ничего даже близко сопоставимого с усилиями таких людей, как Диас, Колумб, Васко да Гама, Магеллан и многих других, которые дали миру новые коммуникации, изменив старую парадигму примерно 500 лет назад.

С точки зрения стратегических калькуляций, орбиты Терры являются собственно прибрежной зоной великого космического океана. Таким образом, взаимодействия и деятельность людей в этом новом, но все еще «прибрежном», домене влияют на земные уклады во многом так же, как и когда-то деятельность в прибрежных водах Евразии.

Как пишет о космическом пространстве Эверетт Долман (Everett Dolman) в своей книге «Геостратегия в космическую эру: астрополитический анализ», то, что кажется похожим на мировой океан, на самом деле представляет собой сложную топографию с гравитационными долинами, бассейнами ресурсов и зонами, полными опасностей, столь же коварными, как и земные ветры или течения. Смертельная радиация, возмущения и астродинамические аномалии подобны пассатам Саргассова моря или ветрам мыса Горн.

 

В частности, это касается ближайшей к нам прибрежной зоны космического океана –земных орбит.

 

Теоретически все просто — в 100 километрах над поверхностью нашей планеты находится линия Кармана, то есть условная граница космоса. Но это только теория, граница является, мягко говоря, условной, потому что выше этой линии космические объекты все равно будут сталкиваться с атмосферным трением, которое нарушает их траектории перемещения. Чтобы двигаться по орбитам, они должны быть намного выше. И, в свою очередь, ниже 100 километров еще долго нет земных аэродинамических условий, позволяющих полеты самолетов с использованием физических характеристик атмосферы.

 

Долман считает, что со стратегической точки зрения космическое пространство разделяется на следующие сферы (контроль над которыми будет напоминать ключи к господству над будущим Земли):

 

  1. Терра, или, если быть точным, атмосфера Земли от ее поверхности до самой нижней орбиты. Это ближайшая к «суше» прибрежная зона. Все объекты, стартующие с Земли на орбиту и возвращающиеся обратно, должны перемещаться сквозь земную атмосферу. Именно на поверхности Терры расположены все существующие космические порты, системы управления и связи с космическими кораблями; здесь происходит управление космическим движением, отслеживание объектов в космическом пространстве, сбор и анализ информации; здесь расположены базы данных. Технологическое развитие также происходит на поверхности, равно как и производство космических аппаратов и оборудования, необходимого для космических путешествий, не говоря уже об обслуживании, ремонте, хранении запчастей и т. д.

Безусловно, Терра имеет свою топографию, которая определяет геополитические условия на планете и определяет существенные астрополитические обстоятельства, такие как, например, места взлета и посадки космических кораблей. Терра и ее геополитика обуславливают угрозы со стороны враждебной космической державы, которая в борьбе за космическое доминирование обязательно захочет нейтрализовать земные космические порты противника или системы управления космическими силами, расположенные на Земле. Эта зона является связующим звеном между геополитикой и астрополитикой.

Для локализации стартовых площадок решающее значение имеет так называемая орбитальная эффективность. Именно она порождает геополитические и в то же время астрополитические условия на нашей планете.

 

Для стартов, особенно на геостационарную орбиту, экватор, как правило, является наилучшим местом, потому как вращение Земли может существенно помочь в запуске ракеты, которая преодолевает гравитационный колодец и достигает первой космической скорости, необходимой для выхода на околоземную орбиту. Вращение Земли на экваторе осуществляется со скоростью 1667 км/ч. Чем дальше от экватора, тем медленнее эта скорость, наконец, на полюсах она достигает 0 км/ч. Чтобы выйти из земного гравитационного колодца, нужно развивать скорость около 28 тысяч км/ч. На экваторе, чтобы достичь орбиты, достаточно иметь скорость 26 400 км/ч, конечно, если взлет осуществляется на восток, следуя вращению Терры. Если на запад, то есть против вращения Земли (1667 км/час), на практике нужно разогнать ракету до скорости 29 700 км/час. 3300 км/ч — огромная разница с точки зрения расходования энергии (дельта-v).

Например, европейская ракета, взлетающая из Французской Гвианы, где космодром расположен на пятом градусе северной географической широты (и, следовательно, близко к экватору), имеет на 17% больше топливной эффективности, чем американская ракета, взлетающая с мыса Канаверал, расположенного на 28,5 градусе северной широты, что намного дальше на север от экватора.

В результате космический корабль, взлетающий с мыса Канаверал на запад, может нести только 13 600 кг груза. Если бы он взлетал строго на запад примерно с той же северной географической широты, на которой расположен главный космодром космических сил США Ванденберг (Vandenberg Air Force Base), он едва смог бы достичь околоземной орбиты, и то при условии пустого грузового отсека. Чтобы вывести каждый килограмм груза за пределы земного гравитационного колодца, требуются огромные усилия. Мать-Земля не хочет выпускать своих детей в космический океан.

 

Орбитальные колебания приводят к тому, что только две околоземные орбиты полностью стабильны и требуют минимальной коррекции курса: 63,4 градуса и 116,6 градусов относительно экваториальной плоскости. Это означает, что спутник будет более устойчивым на орбите, его срок использования и надежность будут больше, а при работе в группе спутников он будет поддерживать дистанцию без необходимости постоянной коррекции полета. Таким образом, с точки зрения эффективности (хотя и не всегда она является самой важной) спутники должны взлетать строго на восток на 63,4 градуса северной географической широты или на 63,4 градуса южной географической широты. Вывод таков: идеальная локализация — это север Сибири, восточное побережье Гренландии, крайний север Канады, большая часть Аляски. Это места для великих космических портов. Северный космодром России в Плесецке недалеко от Архангельска расположен именно там, где нужно.

 

Помимо расхода энергии, ключевой является также безопасная окружающая среда. Наилучшими являются стартовые площадки, которые могут отправлять космические корабли одновременно на восток, север и на юг, и расположенные близко к океану, поскольку ракеты отбрасывают части, которые затем падают на Землю. Так что пустошь вокруг космодрома должна простираться как минимум на тысячу километров. С этой точки зрения астрополитически оптимальными местами для ракетных стартов являются северное побережье Бразилии, восточное побережье Кении и многочисленные острова в Тихом океане — восточнее Новой Гвинеи.

 

Нет необходимости объяснять, почему космические порты будут иметь огромное значение в случае войны в космосе, которая будет происходить в первую очередь на орбитах Терры.

 

  1. Следующей ключевой сферой для стратегического положения Земли является околоземное пространство, простирающееся от самой нижней орбиты до высоты геостационарной орбиты, то есть до 36 тысяч километров от поверхности Земли. Долман называет это пространство «Римлендом» космоса. Это область военной разведки, спутниковой навигации и всего современного оружия в космосе, включая поле боя всевозможных видов противоспутникового оружия, как кинетического, так и некинетического. Если бы между США и Китаем разразилась война, именно здесь развернется борьба за господство над системами ситуационной осведомленности, что окажет существенное влияние на исход столкновения на поверхности планеты, то есть на земную геополитику.

На нижних высотах в этой сфере летают баллистические ракеты средней и большой дальности. Именно в этой сфере еще в 1942 году появилась немецкая ракета V2, как первая «космическая» работа человека.

  1. Окололунное пространство, которое Долман сравнивает с Маккиндеровской территорией в Восточной Европе, является «дверью в Хартленд». Оно простирается от геостационарной орбиты до внешней орбиты Луны, вместе с самой Луной, в направлении к Солнцу. Луна является единственным видимым объектом в этом пространстве, но это только одна из нескольких ключевых локализаций в этой сфере. Наиболее важными из них являются точки либрации, которым в Strategy&Future мы посвятим отдельный текст.

 

В то время как Долман считает, что стратегически наиболее важной сферой является околоземное пространство, то есть «Римленд», я считаю, что окололунное пространство наряду с самой Луной значительно важнее, поскольку оно находится на вершине гравитационного колодца и контролирует ключевые точки либрации в системе Терра-Луна. Тот, кто контролирует это пространство, станет хозяином дуалистической системы Терра-Луна.

Хочу заверить читателей, что в будущем войны будут проходить именно за контроль над этими сферами. По технологическим причинам, мы пока еще этого не «осознаем». Мы находимся на стадии плоскодонного плавания в Средиземном море, и поэтому еще не знаем, как использовать парус и контролировать просторы Атлантики, чтобы определять судьбу Европы. Таким же образом мы узнаем, как использовать окололунное пространство, чтобы контролировать Землю.

  1. Солнечное пространство — все остальное, что находится в солнечной системе, то есть в гравитационном колодце Солнца, но за пределами орбиты Земли и нашей Луны. Это пространство, за исключением спорадических полетов зондов, все еще находится вне досягаемости для наших постоянных исследований. Но именно оно составляет настоящий Хартленд Маккиндера, и там будущее человеческой колонизации. Илон Маск (Elon Musk) мечтает о такой колонизации, а также о заселении Марса, спутников Юпитера и об исследовании огромных астероидов в поясе астероидов, где нет недостатка в сырье для начала новой индустриальной эры человечества, и где люди найдут свое будущее.

В настоящее время, именно контроль над околоземным пространством гарантирует контроль над внешними путями к великому космическому океану и над всеми исходящими и прибывающими на Терру стратегическими потоками. Это дает космической мощи, которая доминирует на орбитах Терры в военном отношении, контроль над полем битвы на самой Земле.

Раннее предупреждение, обнаружение ракет и перемещений войск, нацеливание, постударная оценка — все это находится в этой сфере, являясь основным инструментом для получения военного преимущества (как дважды продемонстрировала война в Ираке). Современная навигация, коммуникация, прогноз погоды, информационное доминирование, в перспективе возможность переброски и огневого маневра по внутренним линиям сверх мобильного флота, который может появиться на высоте 100 км над головами противника над Евразией. Все перечисленное, что уже в данный момент влияет на земную геополитику и может изменить баланс сил в Евразии, находится в этой сфере. Однако, все это только зарождается, несмотря на такие действенные примеры. Когда эти процессы созреют, это однозначно изменит условия геополитики Земли.

Загрузки
pdf
Прибрежные воды великого космического океана. Орбиты Терры
Этот сайт использует cookies. Продолжая использовать сайт, вы соглашаетесь с нашей Политикой Конфиденциальности. Polityką Prywatności.